Как работа меняет характер

12
Как работа меняет характер

«Бытие определяет сознание», — с этой истиной спорить бесполезно. Поэтому стоит ли удивляться, что работа делает из вас человека — незнакомого и малоприятного. Это всё профессиональная деформация, разводите вы руками, но от этого не легче — ни вам, ни окружающим.

Известно, что если попасть в компанию медиков, придётся хватить цинизма через край, среди военных наслушаешься казарменных шуточек, а с учителями снова почувствуешь себя школьницей. В приведённом ниже списке «самых деформированных» ищите свою специальность — и задумайтесь, куда идёте

IT-шники: «Робот, ты же был человеком»

Открывают рейтинг невыносимых людей айтишники. Если вы хотя бы раз общались с системными администраторами, поймёте, что это они в нашем списке. Это зануды, педанты и высокомерные снобы, которые признают только таких же чокнутых гениев.

Ещё они неряшливы, страдают лишним весом и у них нелады с женским полом — если верить фильмам. Кстати, лучше верить. Айтишники «повёрнуты» на кодах, программах и прочих закорючках, которые запускают наши компьютеры в нужном направлении. Они сосредоточены на работе, потому что без этого ни за что не разобраться в «начинке» компа и программах.

Понятно, что «рабочая версия» натуры постепенно завладевает человеком полностью, и вот уже ему подавай, чтобы йогурты в холодильнике были расставлены по алфавиту или степени жирности. К закидонам айтишников можно относиться с долей иронии, но важно не допустить, чтобы он превратился в человека-функцию. Если он зацикливается на мелочах, вечно всё проверяет и перепроверяет — нелишне навестить психолога, такое поведение слишком смахивает на ананкастное расстройство личности. К слову, ананкасты — это тревожные перфекционисты, склонные контролировать себя и окружающих.

Врачи: «Жизнь смертельно опасна…»

Идя на приём к доктору, желательно надеть условный пуленепробиваемый жилет от бронебойных шуточек. Анекдотические ситуации возникают сами собой — благодаря оригинальному чувству юмора медиков. Например, разглядывая снимок позвоночника, доктор восклицает: «Какой шикарный кифоз! На нём не одну докторскую можно защитить!» А стоматолог запросто может выдать: «Так, явно дело к менопаузе, вижу по стиранию зубов и «проседанию» тканей дёсен. Хотя внешне вы весьма моложавы!» Между прочим, это был комплимент.

Женщины, которых угораздило выйти замуж за врача, делятся откровениями: на сочувствие рассчитывать не приходится, медики всё объясняют рационально. Например, вы рыдаете над фильмом, а он уверен, что дело в обычном ПМС (предменструальный синдром) — и ведь прав же.

Психологи полностью реабилитируют врачей: огромные нагрузки, колоссальная ответственность и хронический стресс делают из них бестактных циников. Это обычная защитная реакция психики, ведь если на всё реагировать полноценно, можно слететь с катушек.

Продавец: «Вы мне за всё заплатите»

Злые языки говорят, что продавцы прямо-таки ненавидят покупателей, даже несмотря на то, что они приносят деньги. Дай волю продавцам, они потребовали бы, чтобы народ приближался на безопасное расстояние, молча передавал наличность и убегал — покупать ничего не надо. Только на таких условиях работники торговли признают за людьми право на жизнь. По сути, понять их можно, учитывая, сколько праздношатающихся заходит просто поглазеть, при этом могут ненароком испортить товар, а то и безвозмездно присвоить… Что не оправдывает раздражённых реплик и недобрых взглядов тех, кто по ту сторону прилавка.

Ещё одна напасть — продавцы мнят себя психологами. Годы работы в торговом зале учат безошибочно определять, кого можно «развести» на покупку, а кто «крепкий орешек». Ну и плюс материальная сфера делает из них довольно меркантильных персон: выгода и прибыль — главные жизненные ориентиры, а это сильно суживает круг — и интересов, и общения.

Военный: «ДМБ — это не комедия»

Женщины вряд ли испытают на себе все «прелести» казарменной жизни, разве что в качестве жены военнослужащего. Но и это мало не покажется, поскольку «офицеры бывшими не бывают». Усаживая за стол вашего отпрыска, папа скажет: «Приступить к приёму пищи!» Если чадо расшалится, отец рявкнет: «Отставить!» и отправит на гауптвахту в угол. Накануне выходных он поинтересуется, каков план мероприятий и список ответственных лиц в придачу.

Железная дисциплина, раздача приказов и требование подчинения сопровождают военных всю жизнь. Опять-таки ничего удивительного: десятки лет вся жизнь военнослужащего чётко расписана по шагам. Но такими становятся лишь прирождённые вояки, свободолюбивые творческие личности здесь не задерживаются.

Бухгалтер: «Копейка рубль бережёт»

Сами понимаете: цифры, отчётность, проверки налоговой — всё это не располагает к поэзии и легкомысленности. Поэтому представителей этой профессии справедливо обвиняют в педантичности и занудстве, тяжёлый характер — их визитная карточка.

И ладно, если бы в быту это ограничивалось привычкой всё класть на своё место и вести учёт потраченного, так нет же: бухгалтеры и с близкими пытаются выстроить отношения по принципу «числится на балансе». Короче, скучно и строго.

Психолог: «Не думайте о белой обезьяне»

Тут всё просто: человека дотошно учили «копаться» в чужих мозгах. Он с лёту понимает, как принудить кого угодно плясать под свою дудку. Сядете с ним чаю попить, глядите — уже рассказываете, как в детстве вас обидела соседка. В общем, вечная аналитика, «сканирование» окружающих, скрытое тестирование и навязывание своих сценариев — бремя профессиональных психологов.

Чиновник: «Аз есмь»

Испытание медными трубами справедливо считается самым трудным. Проверено: работа во властных структурах погружает в иллюзию власти, даже если «испытуемый» занимает скромную должность. А побочный эффект шапки Мономаха довольно неприятный: человек не умеет спокойно воспринимать критику, не способен к самоанализу. В общем, самовлюблённый авторитарный, с замашками карманного диктатора.

Журналист женского издания: «О, гламур!»

Он тоже когда-то, вслед за Кэрри Брэдшоу, мечтал писать колонки и охотиться за красивыми туфлями, кое-что у него сбылось — на его же голову. С тех пор он не может спокойно проглотить кусочек пирожного без мук совести — знает таблицу калорийности продуктов наизусть. Разумеется, озвучивает знания, когда пирожное намерена съесть подруга или просто незнакомая женщина.

Терзают познания в области моды и стиля: журналист так же, как все, сочетает несочетаемое — но опять-таки с душевными страданиями. А ещё его гнетут семейные прогнозы астролога — горе от ума. В двух словах: колумнисты знают, как жить, и лезут с поучениями, даже когда их не просят. При этом сами не торопятся воплощать сакральные секреты. И часто им за это стыдно.

ТекстМарта Прелесная

Оставить комментарий:

Please enter your comment!
Please enter your name here