Почему мы не доверяем психотерапевтам?

18
Почему мы не доверяем психотерапевтам?


Пожалуй, самый частый упрёк, который достаётся психотерапевтам, — обвинение в бессердечии. Между тем психотерапевтами обычно становятся люди, которые изначально испытывают желание помогать другим, а значит, умеют и сочувствовать. Чаще всего эту профессию выбирают люди, склонные играть роль Спасателя. По своему складу они готовы поддерживать окружающих, так что вряд ли останутся равнодушны к чужим страданиям

«Да он бессердечный!»

Почему же многим действительно кажется, что терапевт безразличен к переживаниям клиента? В некоторых случаях это объясняется особенностями методов, которые практикует специалист. Например, в юнгианском анализе терапевт мало говорит: он слушает, раскладывает информацию по полочкам и практически не выражает эмоций. А тому, который упрекает терапевта в бессердечии, нужна именно эмоциональная отдача, эмпатия.

Важен и личный опыт клиента. Если человеку раньше никто не сочувствовал, не поддерживал, то ему в принципе сложно распознать и тем более почувствовать эту эмоцию. В процессе терапии такие люди ожидают, скорее, оценки своего поведения, чем сочувствия. Кроме того, здесь срабатывает так называемое самосбывающееся пророчество.

Подсознательно мы ищем подтверждения своему опыту и ожиданиям и начинаем так выстраивать поведение, что даже самый сочувствующий психотерапевт невольно становится равнодушным.

Человек игнорирует поддержку, ведёт себя грубо, из-за чего ему на самом деле перестают сочувствовать, и он получает подтверждение своему убеждению. В случае же когда клиент всё же замечает сострадание, у него возникает тревога: внутренний запрет на сочувствие к себе слишком сильный.

Сплошное надувательство

Шарлатаном часто кажется тот терапевт, который не может решить проблему так, как того хочет клиент. Мы приходим с запросом и ждём, что специалист нас вылечит так же, как это делает врач: сделает что-то или пропишет, и всё наладится. Вместо этого нас расспрашивают о прошлом, просят пофантазировать, обращать внимание на чувства… А проблема не решается.

Полезно почитатьЧитайте также:
Фокус внимания решает всё

Человек хочет, чтобы ему дали «волшебную таблетку», а получает предложение сделать самому всё то, чего он не хочет или боится. Допустим, мама приводит ребёнка, чтобы его вылечили, а выясняется, что ей тоже нужно быть на сеансах, выполнять задания, о чём-то договариваться с папой малыша. Поэтому психотерапевт и начинает казаться обманщиком, который берёт деньги и не помогает, экспериментирует вместо того, чтобы сделать что-то конкретное.

Такое недоверие основывается, прежде всего, на нежелании брать на себя ответственность за результат терапии. В итоге инфантильная установка «со мной что-то сделают» мешает стать полноправным участником терапии.

Опасный метод

Все психотерапевты работают по шаблонам и забывают, что каждый человек уникален. Они никогда не смогут узнать и понять его настолько, чтобы помочь решить именно его проблему. Человек, который отказывается от психологической помощи, прикрываясь таким объяснением, не может никому открыться в принципе. Вероятно, в детстве мама не смогла в силу разных обстоятельств создать с ним глубокие, близкие отношения. Результат — недоверие к миру, часто тотальное. В зрелом возрасте оно могло перерасти в гиперконтроль, невозможность раскрыться, построить искренние отношения, делиться переживаниями.

Людям с такими особенностями психотерапия может казаться даже опасной: «Вдруг психолог узнает, какой я на самом деле? Нет, я ему не покажу!» Даже если такие люди и приходят на приём, они стараются завернуть свой внутренний мир во множество покрывал, не выпускают чувства наружу. И страдают от разъедающего стыда. Если копнуть глубже, обнаруживаем постоянную тревогу: «Я всё делаю не так, я не должен быть таким, я занимаюсь не тем».

Мы отвергаем помощь психолога, потому что не принимаем ни себя, ни реальность. И раскрыться мешает именно стыд за то, какие мы есть. Удивительно, но многие из нас ждут, что окружающие, в том числе психолог, должны сами догадаться, что нам плохо, больно или неприятно. А когда становится понятно, что те не догадываются, разочарование превращается в ещё один защитный слой.




Но дело не только в нашей неспособности раскрыться перед другим человеком. Подсознательно мы относим психотерапевта к категории «чужой». С теми, кого считаем своими — близкими, родственниками, друзьями, — нас связывает единое информационное поле. Мы регулярно общаемся, обмениваемся эмоциями и новостями, а это сближает. Психолог просто не может быстро перейти в категорию «свой», что и становится причиной недоверия к нему.

К тому же мы уверены, что терапевт — волшебный специалист, который просто обязан сразу понять и почувствовать всё, что с нами происходит. И это ожидание чаще всего не оправдывается, ведь терапевт — такой же человек, как мы. Ему тоже нужно время, чтобы создать с нами свои особые, «терапевтические» отношения, которые могут стать даже более искренними, чем дружба с самым близким другом. Наделяя психотерапевта ореолом всемогущества, мы снова испытываем разочарование.

Деньги вперёд

Когда мы платим за сеанс, может возникнуть ощущение: у терапевта — исключительно корыстный интерес. Более того, на самом деле он и не собирается помогать, ведь чем дольше он не будет решать нашу проблему, тем больше будем ходить и ему платить. Здесь действует психологический механизм проекции. Мы склонны наделять других своим опытом, свойствами, приписываем им собственные чувства и взгляды. Если сами корыстны и не способны на искренние отношения, не готовы оказать помощь, то и терапевта будем видеть таким.

Полезно почитатьЧитайте также:
Почему не надо никому ничего доказывать?

Жажда наживы — довольно неприятное качество, и принять в себе его достаточно сложно. Гораздо легче осудить терапевта. Надо учитывать ещё и особенности российского менталитета: так сложилось, что мы разграничиваем понятия «за деньги» и «для души». Нам кажется, что работа, которую человек умеет и любит делать, не может быть прибыльной. В нашем сознании не укладывается, что можно одновременно и хотеть заработать, и выполнять свою работу квалифицированно и честно. Европейцы или американцы относятся к этому вопросу гораздо проще. Как правило, они не упрекают терапевта в неискренности только потому, что его услуги оплачены.

Причина такого сложного отношения к оплате услуг психолога — желание, чтобы нас любили просто так, а не за деньги. И когда приходит понимание, что отношений за пределами кабинета не может быть, возникает обида. Мы не готовы принять простой факт, что на самом деле платим не за сами отношения, а за время, которое уделяет психотерапевт.

Может даже возникнуть фрустрация, которая, однако, приведёт к прогрессу. Клиент неизбежно задумается: какими должны быть мои отношения с другими, что я хочу от них получать, в каком случае сочту их ценными? Если озвучить эти вопросы терапевту, откроется большое поле для продуктивной совместной работы.

Текст Елена Калужская



Оставить комментарий:

Please enter your comment!
Please enter your name here

4 × 5 =