Телефон доверия. Меняющий судьбы

130
Телефон доверия. Меняющий судьбы


Время от времени у нас, взрослых, появляется острая необходимость поделиться с кем-то своими проблемами. При этом в тайне, часто даже от самих себя, мы надеемся получить нужный совет, как вырваться из житейского тупика. Зачастую человек, которому мы доверяемся, вовсе не обязательно наш близкий родственник или друг. Иногда, выговорившись кому-то, мы даже рады, что больше никогда не увидим случайного собеседника.

Любой психолог подтвердит, как это бывает важно в некоторых ситуациях — просто высказаться, излить душу человеку, которого не знаешь. Если нам, взрослым, часто не с кем поделиться своими проблемами, то что говорить о гораздо более беззащитных — и физически, и морально — детях? Итак, поговорим о телефоне доверия

Зеркало проблем

Проблемы, с которыми обращаются к консультантам телефона доверия подростки, как в зеркале, отражают экономическое, духовное и психологическое состояние всего современного общества.

В 2018 году только московскими телефонами доверия было принято более 25 тысяч звонков. Из них 40 % — звонки от детей и подростков до 18 лет, 55 % — обращения родителей, обеспокоенных отношениями с детьми. В 1630 случаях речь шла о желании подростков покончить с собой. 1420 звонков поступили от детей, нуждавшихся в защите от собственных родителей. 1721 ребёнок позвонил по поводу ухода из дома. 620 раз психологами была оказана помощь изнасилованным детям. Около 5 процентов обращений — от ребят с асоциальным поведением — воровство, ранняя половая жизнь и т. д.

Разумеется, звонят сюда дети и с нормальными проблемами, но не так уж часто: примерно каждый десятый ребёнок пытается обсудить свои школьные проблемы и столько же детей жалуются на здоровье.

«Я ненавижу свою мать»

Несколько десятков обращений в сутки обязательно начинается с этих слов. Что бы вы на это ответили ребёнку? Оказывается, нужно начать с ним диалог с расспросов. Как ненавидишь? Раздражаешься, плачешь? Почти всегда выясняется, что речь идёт не о ненависти, а о непонимании, об отчуждённости, об остром переживании холодности матери. Около 20 % звонков связаны именно с семейными проблемами. Иногда опытному психологу-консультанту для разрешения семейного конфликта достаточно беседы с ребёнком или родителями.

Но бывает так, что требуется не только психологическая помощь, но и социальная. Причём немедленная, как в случае с доведённой до отчаяния девятилетней Олей. Отец семью бросил, мать не заботится о дочке, забывает даже покормить. Небольшие детские деньги, что выплачивает государство, пропивает. Девочке не в чем ходить в школу. Мать сделала из неё служанку и постоянно избивает. Но от девочки не услышишь ни одного худого слова о своей непутёвой матери. Это поразительно, но от детей (не подростков), звонящих сюда в самом крайнем положении, никогда не услышишь плохого про папу или маму. Да и звонят, прося помощи, не дети, а соседи или знакомые. Или другие дети.

Как жить дальше?

Позвонила пятнадцатилетняя Маша. Повстречала на улице десятилетнюю Вику, которая расспрашивала всех: где ходят поезда? Маша отвела юную путешественницу домой. Утром Машина мама позвонила в службу доверия. После долгих переговоров выяснилось, что Вика бежала из дома «куда глаза глядят». Оказалось, что Викин отчим в пьяной драке убил её маму. История жуткая, но что делать, было ясно — девочку определили в приют. А ведь бывает и так, что исправить ничего не возможно. Или почти ничего. Как в другой истории про другую девочку.

Позвонила бабушка. Она живёт отдельно от семьи дочери. Внешне благополучная семья — мама, папа, две дочери восьми и четырнадцати лет. Старшая Оксана нелюбимая. Причём родительская нелюбовь постоянно ей демонстрируется — и матерью, и отцом. Девочка живёт в семье в няньках и домработницах. Ей постоянно внушают, что она — ничтожество. Настроили против неё младшую.

На последний день рождения родители Оксаны выкинули редкий по садистской изощрённости номер. Папаша торжественно внёс игровую приставку, протянул имениннице, а потом со словами: «Ты, дрянь, этого недостойна», отдал другой дочке. После этой выходки девочка находится в состоянии глубокого невроза. Не ходит в школу, не ест, у неё нарушен сон. Не хочет жить. Что посоветовать бабушке? Оксану ей не отдают. О лишении прав и речи быть не может: в семье не пьют, не бьют, родители не бомжи и не безработные. Бабушку удалось убедить в том, что внучку необходимо отдать в интернат. Родители согласны.

Или такая нашумевшая история. Одиннадцатилетняя Саша росла в религиозной семье. Художник папа работал для церкви, мама вела хозяйство, воспитывала Сашеньку, её пятилетнюю сестричку и девятимесячного братика. Дружная тёплая семья. До сих пор те, кто был с ней знаком, задаются вопросом: почему это произошло той памятной ночью, когда отца не было дома? А мама тогда взяла на руки двух младшеньких, да и шагнула через балкон. На широко раскрытых от ужаса глазах Саши. Потребовалась напряжённая работа психологов, чтобы девочка, перенёсшая тяжелейшую психологическую травму, пришла в себя и смогла жить дальше.

У последней черты

Когда человек в отчаянии и дошёл до последней черты, он на многое не обращает внимания. Например, на слова, обращённые к детям. Этот случай из практики телефонной службы доверия заставил о многом задуматься. И восхититься филигранной (иначе и не назовёшь) работой телефонного консультанта.




Пожилая женщина позвонила и спросила, куда ей обратиться, чтобы завещать квартиру хорошим людям. При осторожных расспросах психолог выяснил, что беседует с человеком, который сразу после этого разговора покончит с собой. «Не надо меня уговаривать, я всё решила твёрдо и окончательно», — заявила пожилая дама. И рассказала историю, подтвердившую её решительность.

Её единственный сорокалетний сын, ради которого она только и жила последнее время, долго и тяжело болел сахарным диабетом. Недавно его бросила горячо любимая жена. Через несколько дней он свёл счёты с жизнью. В беседе с неутешной матерью (а она была глубоко верующим человеком) священник сказал ей: «Теперь вы с ним никогда не встретитесь». Ведь по христианским представлениям, самоубийца — величайший грешник. Батюшка не хотел ничего дурного, но его слова стали ключевыми для едва не сошедшей с ума от горя женщины. Верующая мать была готова встретиться с несчастным сыном где угодно. Даже в аду.

Знаете, как остановил консультант эту женщину? Он внушил, что ей, матери, нужно как можно дольше жить. Чтобы отмолить у Бога грех сына. Материнская молитва, как известно, быстрее других доходит до Господа.

Любовь — это серьёзно

Очень много звонков по поводу любовных проблем. Конечно, в основном от девочек. Это — серьёзные проблемы, из-за которых, кстати, бывают попытки подросткового самоубийства.

В телефонной службе доверия признают серьёзность этих проблем. И серьёзно их с подростками обсуждают. Главное не просто дать какой-то совет, а помочь человеку взглянуть на свою проблему со стороны. Как правило, телефонному консультанту это удаётся. А уж справиться с проблемой «он меня не любит» подросток должен, ясное дело, сам. И убедиться, что это, увы, не новая проблема.

Легко сказать— «не выгорать»

Бывает, что звонят ребята вроде бы безо всяких проблем, просто с целью пошутить. На самом деле, такие звонки — тоже от проблемных ребят. Чаще всего, от одиноких, непонятых. Постепенно начинается беседа. И иногда всплывает такое…

У любого сотрудника службы психологической помощи обязательно должно быть чувство доброжелательности к людям. Должно присутствовать умение поставить себя на место другого, терпение. Умение вести за собой собеседника, направлять беседу. Специальные методики говорят, что консультант не должен додумывать всё до конца за человека. Он не должен выгорать.

«Выгорать» — это специальный термин. Например, человек становится эмоционально глух к чужой беде. Или, наоборот, впадает в панику от тревожного звонка. Или не может переключиться после трагического звонка и рассказать другому ребёнку сказку.

В западных службах, подобных нашим, для того, чтобы консультант не выгорел, существует супервизор. Супервизор не руководит, а лишь наблюдает за работой, проводит психологические тренинги. Там работа телефонного консультанта очень престижна — ею занимаются даже сенаторы и кинозвезды, причём бесплатно. В России такое волонтёрство, к сожалению, непопулярно.

Сотрудники телефонной службы поддержки — не спасатели. Они не могут решить за человека его проблемы. Но вся их работа направлена на то, чтобы попытаться изменить судьбу нуждающегося в помощи к лучшему.



Текст Катерина Кирст



Оставить комментарий:

Please enter your comment!
Please enter your name here

три × 3 =